главная in english поиск по сайту карта сайта






Публикации / Алиcа Прудникова: В регионах получаешь больше искренней реакции зрителей


 

 

На последней премии «Инновация» специальный приз культурно-благотворительного фонда U-Art: Ты и искусство получила Алиса Прудникова, директор екатеринбургского филиала Центра современного искусства. Премию вручили основатели фонда Ивета и Тамаз Манашеровы, на которых произвел большое впечатление проект Алисы, представленный на конкурс.

В I Уральской индустриальной биеннале современного искусства приняли участие более 250 художников из 59 стран мира, а экспозиционное пространство занимало 40 тысяч квадратных метров. Биеннале посетили более 60 тысяч человек, и сейчас, спустя год, стало очевидно, что резонанс, который вызвал проект, не был пустым. Мероприятие, реализованное за пределами признанных культурных центров, стало полноправным международным событием.

Когда мы позвонили Алисе, чтобы договориться об интервью, она готовилась к участию в телеэфире. Затем у Алисы были назначены деловые встречи. Затем еще деловые встречи. Но когда немного времени найти все-таки удалось, Алиса с таким энтузиазмом и так увлеченно взялась отвечать на наши вопросы, что спрашивать «как вам удается проделывать такую глобальную работу» было уже незачем.

— Алиса, какие задачи вы перед собой ставили, когда задумывали Уральскую биеннале, и какой главный итог проекта, на ваш взгляд?

— Я работаю в центре современного искусства шесть лет и уже с самого начала задумывалась, как воплотить в жизнь такой проект, чтобы Екатеринбург стал не только пространством, где есть достаточно интересная арт-сцена, но представить художественную жизнь города на международном уровне. Сначала мы довольно долго выпускали журнал, посвященный интеграции нашей местной арт-ситуации в российский и международный контекст. Потом стали уделять больше внимания фестивальным проектам и, в частности, несколько лет делали фестиваль «Арт-завод».
Мы пробовали работать с разнообразными нестандартными площадками — сначала на заброшенных заводах, затем пришли на действующий. Интересная особенность Екатеринбурга в том, что в нем очевиден и критичен переход от индустриального к постиндустриальному. Он понятен не только для Урала, но и для очень многих городов в России и за рубежом. И мы решили, что нам интересно эту тему взять за основу многолетнего исследования, и тут самым логичным стал формат биеннале. К ней можно готовиться два года, она может вылиться в какие-то международные симпозиумы, дискуссии, выставки.

— Вы видите возможность участия в международных проектах. То есть, работая в Екатеринбурге и возглавляя екатеринбургский филиал Государственного центра со-временного искусства, вы себя не ощущаете на задворках культуры. Обычно ведь громкие проекты осуществляются в Москве и Петербурге, в самых крупных городах, а как насчет Урала?

— Вы знаете, мне кажется, что работая в регионе, гораздо легче и, возможно, даже интереснее делать какой-то жизнеспособный международный проект. Здесь меньше культурного предложения, поэтому какие-то вещи проявляются ярче. Создавая художественный проект, получаешь больший отклик на него, больше искренней реакции. Что касается выставок, то мы разделяем задачи биеннале и ГЦСИ. Потому что задача ГЦСИ — внедрять наших художников в российские проекты, и в московские, и в питерские. Мы же помогаем художникам развиваться, учиться и участвовать в каких-то других биеннале и фестивалях. Плюс к этому я много времени посвящаю путешествиям, во время которых делаю программы, выставки, показываю видео. Я бываю и в Москве, и в Питере, но так получается, что чаще это происходит за рубежом.

— Вы говорите, что организовываете мероприятия не только в Екатеринбурге. Где легче, где сложнее? Везде своя специфика, это понятно. Вам лично, где проще работать?

— Самая большая проблема работы в Екатеринбурге в том, что здесь меньше профессионалов и меньше инфраструктуры для того, чтобы делать проекты. И когда в Екатеринбург приезжают международные кураторы, многие вещи, которые, по их опыту, быстро решаются — у нас вызывают проблемы. Здесь ведь гораздо меньше людей профессионально заняты в области современной культуры, современной архитектуры, дизайна, фотографии или даже полиграфии. В этом смысле, скорее техническом, сложнее.
В Екатеринбурге на проект требуется больше средств, потому что людей на него надо приводить. Есть, конечно, своя профессиональная среда — это и зрители, и люди которые делают проект, но постоянного живого процесса, критической массы людей, которые заняты в искусстве, нет. Местную интеллектуальную элиту нужно постоянно будоражить всеми этими событиями.




Алиса Прудникова с учредителями фонда U-Art: Ты и искусство

— Понятно, что московский зритель искушенный и, наверно, привередливый. А вот публика проектов Алисы Прудниковой — кто это?

— Хороший вопрос, потому что это вопрос амбиций и, наверно, какой-то широты взгляда. Есть такая внутренняя честность. Без которой ничего нельзя делать и с помощью которой я всегда себя проверяю. Любой проект всегда хочется мерить не масштабами твоего филиала ГЦСИ, а масштабами какого-то большого международного музея. Когда мы задумывали биеннале, передо мной стояла конкретная задача, что моя аудитория — это не житель Екатеринбурга, а, например, завсегдатай какого-нибудь Пале де Токио в Париже (Галерея современного искусства. — Прим. ред.) Мне кажется, работать в сфере современного искусства интересно, только когда ты помещаешь себя в проблемный гуманитарный контекст. Как человек с университетским бэкграундом я знакома с правилом, по которому каждый проект, который мы делаем, должен являться поводом для дискуссий и конференций.
Сейчас нам не удается соблюдать это регулярно, но еще недавно буквально каждый крупный выставочный проект мы сопровождали конференцией в университете. Для меня очень важна интеллектуальная составляющая всех наших мероприятий.

Проекты I Уральской индустриальной биеннале

— Ситуация у нас в стране практически везде такова, что современное искусство нуждается в поддержке. Зачем проектам помощь — понятно. А как, по-вашему, зачем бизнесу поддерживать современное искусство?

— Мне кажется, что наша биеннале — это какой-то глобальный эксперимент по взаимодействию бизнеса и современного искусства. Мы приходим на действующие предприятия, к которым не имеем отношения. Вы знаете, самая главная вещь, которую я заметила в наших партнерах, — им нравится ощущение, что они влияют на изменение мира. А искусство дает ощущение видимых усилий не только в получении прибыли и технических достижениях, но и в концептуальном смысле. К тому же это приобщение к другому измерению, общение с интересными людьми, которыми чаще всего являются художники. Мне кажется, что это тот мощный стимул, который подталкивает бизнес включаться в процесс на партнерских началах.

— А кроме площадок, на которых вы проводите мероприятия, удалось в Екатеринбурге наладить взаимодействие с местным бизнессообществом?

— Первая биеннале проходила в максимально сложных финансовых условиях, мы делали ее с таким чудовищно маленьким бюджетом, что думали и не закончим. Год спустя мы проводили выставку, посвященную искусству и нанотехнологиям на бизнес-площадке, которая называется «Иннопром» — это такая гигантская выставка промышленных достижений Урала. Там мы делали специальный проект, и я могу сказать, что тогда лед тронулся. Если раньше было ощущение, что бизнесмены готовы поддержать- посмотреть, то теперь я понимаю, что они способны посмотреть на искусство как на инструмент, и это, я думаю, самое главное.
Менталитет бизнеса не меняется, пока не происходят крупные проекты. И почему еще важно делать именно биеннале, потому что локальными шагами эту ситуацию мы меняли бы очень долго. А вот когда состоялся прецедент, когда был действительно широкий резонанс, когда биеннале получила премию «Инновация», которой мы очень гордимся, — к нам стали относиться иначе.

В рамках I Уральской индустриальной биеннале было представлено много ярких проектов

— Кстати, о премии. Куда, по-вашему, направлен основной вектор «Инновации»? Есть какие-то тенденции, которые прослеживаются из года в год, и ваше мнение о последней премии — кому бы вы дали главный приз?

— Удивительная вещь, на самом деле, — премия дает двоякий эффект. Такие страсти на ее фоне разгораются, обнажаются проблемные истории. А сейчас, когда после «Инновации» прошло полгода, никто уже к этому не возвращается. Самая большая проблема последней премии была в том, что пиар-технологии победили саму профессиональность конкурса. Я как сотрудник ГЦСИ ощущаю свою причастность к тому процессу, и считаю, что главное для премии сейчас — вернуться в сугубо профессиональное русло.

— Чем планируете удивлять публику? Есть ли у вас интересные задумки на будущее?

— Мы с кураторской командой активно сейчас работаем над второй биеннале, и очень скоро, уже в конце октября, планируем ее объявить. Много придумано важных и интересных ходов. В принципе, сейчас много интересных вещей происходит в Берлине, я фанат этого города и считаю, что оттуда очень многое можно почерпнуть. Второе направление, в котором я вижу большую перспективу — азиатское. Мы собираемся сейчас работать с партнерами в Гонконге, и это новое исследование меня очень вдохновляет.

— Вот вы задумали интересный проект, осуществили его, и как теперь измерить его успешность? Количеством зрителей, спонсоров, отзывов в прессе? И важна ли для вас его успешность? С одной стороны, нужно быть честными перед самими собой, но с другой — и публика имеет свои ожидания.

— Как-то мы разговаривали с Иосифом Бакштейном на эту тему. Он считает, что московская биеннале удалась, если на основной проект в течение всей биеннале стоит очередь, и если про нее написали в Артфоруме (ARTFORUM — влиятельный американский журнал об искусстве). Я отчасти разделяю это мнение. Востребованность зрителями — аллегорично это очередь — и оценка ведущих профессиональных изданий. Скорее всего, если говорить о ситуации, в которой мы находимся, то для меня главный показатель успешности — это ощущение, что действительность вокруг тебя меняется. Это смешно, но тем не менее. Вот, например, каждый день во время биеннале у нас была лекционная программа. На одной из лекций я познакомилась с огромным количеством новых людей. Они горели идеей создания арт-кластера, о котором со своей стороны мы уже тоже думали. И результатом биеннале стал еще один проект, который сейчас развивается. Он очень во многом помогает мне работать дальше с наиболее продвинутым зрителем. И он перевел нашу деятельность на совсем новый уровень, включил ее в повседневную городскую жизнь. Формальные критерии в оценке проекта, конечно, важны, но главное, чтобы были эти видимые изменения.
Проекты I Уральской индустриальной биеннале








1994-2012 © Unident. Все права защищены.
e-mail: info@unident.net




Яндекс.Метрика
создание сайтов, разработка сайтов